Вячеслав Глухов: Наш киберзабег может стать отдельным телепроектом


Чтобы узнавать больше интересных новостей из мира любительского спорта, подпишись на наш Telegram-канал Run&roll.

Elton Ultra состоится в последние дни мая 2020 года. Это будет уже восьмой сезон ультрамарафона, который проходит в зоне полупустыни в районе озера Эльтон. За несколько лет самый необычный ультратрейл страны превратился из малочисленного забега в большой фестиваль. Трансформацию можно было видеть уже в этом году, но следующий старт обещает быть ещё более масштабным, к тому же не только в реальности.

О том, как и зачем ультра превращается в фестиваль трейлраннинга, об атмосфере киберпанка и виртуальном забеге Run&Roll поговорил с организатором и директором гонки Вячеславом Глуховым.


Вячеслав, давайте начнём с главного вопроса – зачем превращать ультрамарафон в фестиваль? Нужно ли это бегунам?

Я считаю, нужно, потому что это вызывает интерес. И не только у бегунов – у друзей бегунов, болельщиков, групп поддержки, которые приезжают вместо со спортсменами на Эльтон. Скажу прямо, такая идея возникла не сегодня, и даже не в этом году. Тем более если шоу присутствует в любом спорте, почему бы его не сделать в трейлраннинге? 

Кроме того, это наша изюминка. Ведь хочется, в том числе привлечь новую аудиторию. В категории ультра в России очень немного людей, по количеству это сравнимо, пожалуй, с триатлоном. А нам бы хотелось, чтобы бегом на сверхмарафонские дистанции заинтересовалось больше людей.

Конечно, мы понимаем, что кому-то такой подход не по душе, и мы получаем и негативные отклики. Но это как с экипировкой – кто-то бегает в кроссовках за тысячу рублей и доволен, а кому-то нужна обувь и экипировка подороже.

Получается, что этот фестиваль ещё и для зрителей?

Да, он, в том числе и для болельщиков, чтобы им было нескучно. Мы ожидаем в общей сложности около 7 тысяч человек в 2020 году, среди которых участников всего около 1,5 тысяч, остальные гости – это болельщики, местные жители, волонтёры, многочисленные партнёры.

Вот, к примеру, если говорить о прошлом сезоне, то мы получили более 15 млн упоминаний – за счет новостей, публикаций участников и зрителей в соцсетях и прямого эфира. Это значительная цифра для нас и для России в целом. Можно собрать недалеко от Москвы порядка 3 тысяч человек и попасть в книгу рекордов, это тоже достижение, но для нас важны другие цифры.

Некоторые находят в вашем фестивале аналогии с Burning Man. Чем всё-таки вдохновились, когда принимали решение о фестивале?

Вдохновлялись мы много чем. Скажем, в мире есть похожие на Эльтон места, где такие же климатические условия, схожий природный ландшафт, и гонки в таких же условиях – взять хотя бы тот же Badwater 135. Ну и от фестиваля в пустыне Блэк-Рок в Неваде тоже что-то взяли.

Почему именно эстетика киберпанка? 

А с киберпанком или стимпанком всё просто.

У нас рядом 4-й государственный центральный межвидовой полигон (он же Капустин Яр – прим. R&R), где проводятся испытания ракет – от баллистических до сверхзвуковых, которыми сейчас хвастаются наши власти. Кроме того, здесь проводились ядерные испытания – в 1950-1960-х годах было проведено не менее 11 взрывов. Проводились и испытания бактериологического оружия.

Есть данные, что здесь проводили и секретные исследования инопланетных объектов, первый из которых был сбит в этом же месте в 1948 году. Здесь построили хранилище и свозились все подобные объекты со всего СССР, даже какие-то останки инопланетных существ исследовали. Понимаете, это не наши фантазии или программы «РЕН ТВ», об этом снимали документальные фильмы на BBC, например. 

Здесь располагался космодром, откуда запускались исследовательские и военные спутники. И дистанция Gagarin Race вообще проходит рядом с радарами, которые отслеживали тот самый полет первого космонавта планеты.

Так что космическая и военная тематика вплетена в местную историю и окружающую действительность, а мы решили переложить ее в образы, которые сейчас используются и в фильмах, и компьютерных играх, и в книгах. И мы развиваем эту стилистику второй сезон, переносим ее и в мерч, в рекламные ролики и так далее. Это всё также нашло отражение в наших комиксах. 

А киберзабег – это про бег или про игры? Есть опасения, что это не зайдет вообще? Ведь это больше история из разряда фана, мне кажется…

Тут много составляющих. Конечно, таким образом мы хотим привлечь людей не из беговой тусовки, поэтому киберзабег – часть фестивальной составляющей. Как ещё можно привлечь в трейл? Мне кажется, что только за счёт каких-то бего-игровых коллабораций. 

Кроме того, такого раньше никто не делал. Да, это довольно затратное для нас дело. У нас работает команда из 14 человек-айтишников из Москвы, Волгограда, с Урала и даже Кипра. Это не просто сиюминутная прихоть, это направление мы планируем развивать, будет создана компания и будем привлекать инвесторов.

При этом продолжать эту историю мы планируем не только на Эльтоне, но и в других городах и даже в формате онлайн-забегов. Участники будут регистрироваться, бегать и видеть виртуальных существ во время бега, они будут бороться с ними и зарабатывать кристаллы и в итоге пытаться победить в соревновании.

Это получается что-то вроде Pokemon Go только бегом?

Да, но только круче. Это будут всяческие скелеты, ящеры (одного такого мы недавно показали), кибермуравьи и верблюды-пауэрбанки, на финише будут настоящие роботы.

И главное, всё это действо можно будет наблюдать в прямом эфире. Видеть происходящее будут не только участники, но и зрители, болельщики. Мы совместим трансляцию с виртуальным миром при помощи дронов и других технологий. 

Раскрою секрет, киберзабег вообще может стать отдельным телепроектом – сейчас мы как раз ведем переговоры с крупным продюсерским центром и производителем контента для ТВ. Мы рассчитываем на вау-эффект.

Есть ли смысл выдумывать истории с VR и AR и создавать какую-то особую атмосферу, когда есть проверенный способ – просто добавить новую дистанцию?

Если по-простому говорить, то, да – так было бы проще. Но это такая же история, как с медалями. Нас постоянно спрашивают: «Почему вы не покупаете медали в Китае, а заморачиваетесь и делаете сами»? Потому что нам интересно делать это самим. Вот и с технологиями также – нам интересно это самим.

А создавать новые дистанции… ну, есть уже рекорды, которые мы не побьём, да и не собираемся бить. Если кому-то хочется рекорды устанавливать – пожалуйста. Мы будем другими вещами привлекать. 

Но ведь у нас в принципе каждый год дистанции варьируются – то чуть больше, то чуть меньше. Может, в 2021 году добавим что-нибудь новое. Но важнее то, что сейчас мы оформляем землю для своего «дома» – на территории 4 га мы построим парк Elton Terra.

А так можно было бы где-нибудь в Подмосковье, в том же Звенигороде, собрать народ под пять тысяч и бить себя в грудь. При этом мы уже который год делаем все наперекор тем, кто нам в 2014 году предрекал быструю смерть, например, потому что в «такую [****] (даль — прим. R&R) мира никто не поедет». А мы смогли в депрессивном регионе создать сильный бренд, ради которого сюда раз за разом и приезжают.

А кто стоит за Историей – ведь мало это придумать, это нужно написать? 

Главный демиург – это я. Всё что, рождается у меня в голове, доделывает, продумывает и реализует моя команда. У нас очень креативная группа, есть настоящие сценаристы, писатели, режиссер… Совместно мы создали историю про Лейлу и другие. А также все вместе сейчас мы делаем комикс.

Видео мы тоже стараемся делать по-своему, хотя меня ребята не раз спрашивали, мол, а где здесь про бег? Но я всегда говорю, что не надо копировать. У всех же одно и то же: выстрел – старт – побежали – финиш – слезы. Так у всех, что в Талды-Кургане, что в Нью-Йорке, что в Москве – меняется только пейзаж. А я за то, чтобы делать нестандартные вещи, даже пусть они будут провальные. 

И последнее – про комикс. Выйдет ли в итоге этот графический роман отдельным изданием, цифровым или может быть в напечатанном виде?

Я ещё не знаю, как это будет сделано, но будет. В формате видеоряда или гифки, в любом случае комикс будет скомпонован. Возможно, это будет сделано в нашем приложении, которое мы сейчас планируем и разрабатываем. Комиксам однозначно надо давать жизнь, поскольку они недооценены у нас в стране.